Где отдохнуть  в январе феврале марте апреле мае июне июле августе сентябре октябре ноябре декабре Где отдыхать с ребенком

Страны в Интернете: рассказы о путешествиях

Туры | Рассказы о путешествиях. Конкурс рассказа | Контакты |

Страны в Интернете Бангладеш
Бангладеш

Hi!

Бангладеш
Фото
из Бангладеш
Бангладеш

Бангладеш

Рыбацкая лодка Бенгальские крестьяне Бенгальский флаг


Туры в Индию и другие страны Азии
 

 


  Предложения
туристических компаний:


Визы в Бангладеш
Отели в Дакке
Туры в Бангладеш

Путеводители
Книги
Сувениры
Картины

Фото из разных стран

Хорошие страны:
Абхазия
4 страны Африки
Бангладеш
Бахрейн
Белоруссия
Бенин
Бирма
Ближний Восток
Болгария
Бразилия
Бурунди
Венгрия
Вьетнам
Гана
Германия
Горы Гималаи
Греция
Грузия
Европа: на автомобиле
Египет
Израиль
Индия
Индонезия
Иордания
Иран
Испания
Италия
Йемен
Камбоджа
Страна Камчатка
Канарские острова
Кения
Китай
Конго
Крым
Куба
Латвия
Ливан
Ливия
Мавритания
Малайзия
Марокко
Мексика
Непал
Норвегия
ОАЭ
Пакистан
Палестина
Польша
Португалия
Россия
Руанда
Румыния
Северная Корея
Сирия
Судан
Таиланд
Тибет
Того
Туркмения
Турция
Уганда
Украина
Франция
Черногория
Чехия
Швеция
Шри-Ланка
Южная Корея
Эквадор
Япония



Куда поехать отдыхать
в ноябре за границу


Куда поехать отдыхать
в декабре за границу


Куда поехать
на Новый Год?


Куда поехать отдыхать с ребенком


Рассказы, отзывы туристов о разных странах.
Конкурс рассказа
>

 


Фото из Бангладеш

Прогулочный корабль идет по Гангу. Бангладеш
Дворец наваба в Дакке. Бангладеш
Цветочный рынок. Дакка
Занятие бенгальцев - рыболовство

Антон Кротов
Вольная Азия
Практический путеводитель по странам Азии для самостоятельных путешественников
Практический
путеводитель
по странам Азии
(и по Бангладеш)

Бангладеш – "мусульманское" продолжение Индии – социальные контрасты столичной Дакки, дельта Ганга и долина Брахмапутры, уникальные мангровые болота – Сундербаны, курорты местного значения на побережье Бенгальского залива. Страна, где почти никто из нас не был, и никто особо не хочет... а зря.

Рассказы по теме:

Дакка – это хорошо!
Улетаем из международного аэропорта Калькутты, сидим в зале ожидания на вылете. Смотрю на народ, вылетающий в Дакку, – людей немного, выглядят все бедно, не сравнить с пассажирами внутри-индийских рейсов. Из аэропорта сегодня вылетает только наш рейс, у нас уже спросили билеты раз шесть, и даже предупредили, что рейс на Сингапур вылетает завтра, а сегодня – только Дакка. Никто не поверил, что двое упитанных белых летят...>>

Политическая ситуация в Бангладеш
Бангладеш, как независимое государство, формировался в 1970-1972 годах. Это время – годы революции и борьбы за независимость – за отделение от Пакистана. В 1972 году, наконец, была провозглашена полная независимость...>>

Круизы по Гангу и его притокам в национальном парке Сундербаны
Крупная бенгальская туристическая компания запустила год назад в плаванье по Гангу и его притокам, в т.ч. и в национальном парке Сундербаны прогулочный корабль. 30 метров в длину...>>

Дакка – это хорошо!

Улетаем из международного аэропорта Калькутты, сидим в зале ожидания на вылете. Смотрю на народ, вылетающий в Дакку, – людей немного, выглядят все бедно, не сравнить с пассажирами внутри-индийских рейсов. Из аэропорта сегодня вылетает только наш рейс, у нас уже спросили билеты раз шесть, и даже предупредили, что рейс на Сингапур вылетает завтра, а сегодня – только Дакка. Никто не поверил, что двое упитанных белых летят в эту Дакку. Повсюду в аэропорту – разруха, ремонт, убого - странно, что в Калькутте такой совковый аэропорт. Правда, здесь уже лет тридцать правит коммунистическая партия (марксистская) – может, поэтому. Ближе к вылету в зал ожидания начал подтягиваться народ побогаче – какие-то толстые тетки в сари (толстые – значит богатые, комментирует Вася).
Хочется от Бангладеша получить каких-то особенных впечатлений – ну, например, увидеть невообразимую помойку или страшную нищету, или чтобы было все очень дешево. Плохо, если это окажется чуть ухудшенной Индией – зря ехали, только если «для галочки». Через два дня должны полететь в Сундербаны – место по всем признакам гиблое – дельта Ганга – комары, вода, болота. Увижу впервые мангровые леса, хочу поплавать на лодке под деревьями по протокам.
Народ куда-то ломанулся – наверно объявили посадку на наш рейс. Смотрим на проходящих людей – из туристов только мы одни, остальные – местные бенгалы.
Мне уже пятый день хреново – голова болит, как-то мутит, в жар бросает, морда красная. Замечаю, что это уже не в первый раз – как только приезжаю в теплый климат, начинается такая хрень. Наверно, малярия давно во мне сидит, только тихонечко. А тут я еще эти таблетки пью – сегодня выпила вторую – мефлокин местного производства (meflotas), взятый из Москвы «Лариам» оказался просроченным уже два года как.
Вася пить «малярию» отказался, сославшись на больную печень и «старость – не радость». Возможно, от Сундербанов он тоже откажется по этой же причине – тогда полечу одна – хочу в дельту Ганга, хотя бы как географ-любитель.
Прилетели. В аэропорту Дакки – необычно много людей в смешном камуфляже (он не зеленый, а синий, пятнистый), в касках и с «калашами». Аэропорт пустой и просто огромный. По дороге в гостиницу попали в настоящую пробку – в Индии такого почти нет (время – одиннадцать вечера).
С утра почитали местные газеты – с сегодняшнего дня и в ближайшие трое суток по всей стране будет хартал – всеобщая забастовка. Знаем по Непалу – значит что транспорт не ходит, магазины закрыты, куча полиции и людей с оружием на улицах. Передвигаться можно будет только на рикшах. Уже сегодня ясно – Сундербаны накрылись – самолеты не летают, дороги блокированы. Будем сидеть четыре дня в Дакке.
Едем с гидом на обзор Дакки – город выглядит пустым и довольно заброшенным. На центральных улицах достаточно чисто – я ожидала от Бангладеша худшего. Останавливаемся у высокого здания. «Вот, – говорит гид, – это наш госпиталь для больных диабетом – крупнейший в Азии, там одновременно лечат 5000 человек. Ну что, – с видимым энтузиазмом и блеском в глазах продолжает гид, – пойдем на них смотреть!?». Вася вздрагивает: «Нет, нет, едем дальше». У нас возникает нехорошее подозрение, что все достопримечательности Дакки именно такие – госпиталь для больных диабетом, санаторий для прокаженных, лагерь беженцев и что-нибудь подобное, потому что пока за полчаса поездки мы не увидели ничего похожего на что-либо историческое.
Следующими остановками были университетский квартал, какие-то национальные монументы из бетона и монументы героям революции. Но вот доехали до более интересных районов и пошли пешком: индуистский квартал; прямо посреди улочки постелены циновки, на них сидят люди и смотрят представление – мужик бьет в барабан, а тетушка поет, подтанцовывает, а порой распевает что-то речитативом – такой вот уличный спектакль. Улочка узкая, много народу, в лавках продают в основном около-религиозные товары: индуистских богов, резные в тему ракушки, тонкой работы свадебные головные уборы из очень легкого как пробка дерева, всякую мишуру. Дальше попадаем в самое интересное место города – речной порт. Загажено все катастрофически, толпы народу, шум, гам, импровизированный базар вокруг. Причаливают огромные корабли, и с них сходит на берег народ, навьюченный тюками и детьми; все галдят. И гадят. Все вокруг гадят. Обрывистый берег и вода усыпаны кучами мусора: очистки, отбросы, бумага, пакеты; все воняет, конечно, но выглядит весьма красочно. А ведь здесь же ловят рыбу, которую мы будем есть на ужин... Корабли идут вниз по течению из верховий, из отдаленных районов страны в Дакку по двадцать-тридцать часов. На корабле три палубы, на палубах расстелены рогожи, и люди просто сидят, спят вповалку на полу в течении всего маршрута. Мы зашли на такое судно сразу, как оно причалило и выпустило пассажиров. Не дай бог, конечно, проплыть на таком сутки. Люди ходят в туалет прямо с палубы и в воду, воняет. После людей осталась куча мусора на том месте, где они только что сидели. Все какое-то мокрое, засранное, какие-то размазанные банановые шкурки кругом. По этим же рогожам (читай – сидячим и спальным местам) вот уже сейчас кантуют маслянистые бочки, видимо с топливом. Мы поднялись на верхнюю палубу – открывается красивый вид на реку – вокруг снуют лодки, то с людьми, то с мешками, вот банановоз, вот кто-то нас заметил и машет рукой снизу. Лодки деревянные, управляются какие шестом, а у каких-то есть и мотор. На палубе откровенно воняет туалетом – лучше нету красоты, чем пописать с высоты. Зря я подходил к краю – испачкал любимые красные штаны об промасленную цепь, теперь не отстирать. Еще немного поснимали лодки и людей и пошли на берег. Опять продираемся через толпу, в основном это приезжие из деревень, все на нас оборачиваются, многие улыбаются и здороваются, но никто не пристает. Вот идет карапуз и тащит на голове мешок – помогает маме. Вроде не против, чтобы я его «пощелкал» - хорошо получился, смешной такой.
За сегодня еще посмотрели Лал-Багх – форт, и дворец-резиденцию местного наваба (мусульманского князя), который до сих пор живет в этом огромном розовом здании. В одном крыле дворца музей. Вообще говоря, достопримечательность закрыта в связи с забастовкой. Подъехали к воротам, наш гид (похож на высококастового индуса) пошел, наехал на охрану, типа – тут иностранцы приехали на ваш дворец смотреть, а вы тут ворота запираете, в гробу они видали вашу забастовку, давай – открывай. И нам правда открыли. Внутрь здания, конечно, мы не попали, но погуляли по парку, осмотрели дворец снаружи.
Вот день и прошел. Уже когда стемнело съездили в государственный сувенирный магазин и разгулялись там по полной. Очевидно, цены там выше раза в три, чем положено, но на наш взгляд – очень умеренные. Все дешевле, чем нынче в Индии. Коробочки для барахла и драгоценностей из кожи, отделанные вышивкой или веселой коровьей шерстью стоят 1-2 доллара, рубашки (обычные хорошие повседневные рубашки, украшенные либо просто необычным кроем, либо какой-нибудь бахромой) – 100-250 рублей за штуку. Я купила три. Скупили также половину ювелирного отдела – серебро. Работа – обалденная, красиво все, качество высокое. Браслеты, подвески из серебра и местного жемчуга. Серебряный браслет толщиной с палец – 300 рублей.
Еще днем в индуистском районе в местной золотой лавке купили несколько колец – очень индийских по стилю - хорошая мелкая работа, правда колечки очень тонкие – золото экономят. Но цена радует – 25 долларов за штуку. Ходила целый день, вся увешанная золотом, выпендривалась. Правда, здесь даже нищие носят золотые браслеты и золотые кольца в носу, особо не повыделываешься.
Вообще, приятно удивило, что нас никто особо не пытается обмануть или завысить цену. Это касается любой услуги. Сказывается отсутствие туристов в стране. В Индии ведь как:
– сколько стоит?
– двести
– what is a good price? ("Good price" – это любимое выражение у индийских торговцев)
– сто пятьдесят
– за двадцать куплю
– нет, нет, это несерьезно, это хорошая работа, мадам, минимум сто двадцать,
– ну я пошла,
– wait, wait, madam, девяносто.
– двадцать два и мы уходим,
– ок, семьдесят,
– до свиданья,
– мадам, мадам, тридцать, торгую себе в убыток
– 25, ок – ?
– ок, мадам.

Это сначала интересно, потом достает, потом откровенно раздражает. Здесь же процесс торговли идет более спокойно, цену объявляют обычно чуть выше, чем нужно. Рикши не пытаются взять двести "така" вместо двадцати, торговцы в лавке не впаривают товар и не ломят втридорога. Мне приятно покупать и приятны люди, которые не бросаются на иностранца, не видят в моих деньгах решение всех своих проблем. Цену на золотое колечко, например, мне считали, исходя из сегодняшнего курса золота на рынке (цену печатают в газетах ежедневно, мы даже сравнивали – один в один).
Вечером уже в гостинице пошли в итальянский ресторан есть равиоли, пиццу и пить хайнекен – местная еда на улицах «не внушает» – слишком много мух вокруг и внутри.

День второй – забастовка продолжается, хотя многие на нее уже забили. Уже ездят редкие такси, частные машины и даже грузовики, которых вчера на улицах точно не было. Стало заметно больше пешеходов (вчера все сомневались – будут бить на улице или не будут, сегодня – осмелели, повылезали), больше открыто магазинов. В утренних газетах пишут какие-то страсти: двести человек пострадали вчера в столкновениях с полицией, мне даже мама sms-ку прислала – вы там живы? – спрашивает. По русскому телевидению значит тоже передавали какую-ту чепуху про массовые митинги и беспорядки. А мы-то ничего не заметили.
Полтора часа сегодня провели в национальном музее – залы с китайским фарфором, статуями и местными поделками просмотрели мельком, а понравились разделы с минералами и растениями, с описаниями местных производств. В одном из залов в баночках стоят злаки и всякие бобовые и масличные, которые выращивают в Бангладеш – процентов 80 мне не знакомы. Вроде – чечевица и чечевица, но ее одной видов двадцать. И дальше – всякие куркумы, соя, диковинные вершки и корешки – и все это едят. Понравились макеты различных производств с фотографиями и описаниями всего процесса – как делают натуральную резину (латекс), например. Теперь я знаю, что я хочу смотреть в других странах – производства. Может быть, не крупные, но небольшие, локальные. Вот в Дарджилинге смотрели чайную фабрику – как сушат, ферментируют, сортируют чай. В Бангладеш можно посмотреть: резиновое производство, джутовые и бумажные фабрики, сахарное производство, те же чайные заводики. Примерно я процессы представляю (производство бумаги я уже видела – в Индии во многих местах), но все равно интересно. По крайней мере, это гораздо лучше, чем смотреть на триста пятьдесят пятую древнюю развалину за неделю.
Дакка. Вечером сходили еще в один музей – революции. Подробно зафиксирован в фотографиях и печатных документах весь путь отделения Бангладеш от Пакистана (1969-71 гг). Война и есть война, ничего забавного в этом музее, все серьезно. Купили в киоске нац. флаг и плакат – люди с оружием празднуют победу.
Пообедали (или поужинали) в «Сонаргаоне» – одной из четырех имеющихся пятизвездочных гостиниц Дакки. Угощал нас кто-то из высшего менеджмента отеля. «Как часто вы планируете присылать к нам группы туристов» – интересовался этот человек. «Никогда», – честно отвечал Вася, хрустя креветкой. Человек не обиделся.
Вечер опять провели в сувенирах – докупили серебра и еще по мелочи.
Посмотрели интернет – сегодня 8 января, в России еще выходной, поэтому по работе еще никто не парит. Завтра начнутся звонки, а деньги на индийской сим-карте закончились (ставлю переадресацию с московского номера на индийский, стоимость минуты международного разговора – 2 индийские рупии, т.е. – 1 рупь. Стоимость разговора по русскому мобильному – почти 5 долларов за минуту). Роуминг в Дакке есть и у московского оператора и у индийского.

Плавали сегодня по реке на деревянной лодке вдоль берега. Воняет эта речка, конечно, сильно, но впечатления от лодочной прогулки очень хорошие. Сидим по-турецки на рогоже, человек с веслом гребет на корме, а мы крутим головами, снимаем проплывающих лодочников на фото и видео. Как-то все успевают уворачиваться от этих огромных кораблей, которые постоянно причаливают-отчаливают от берега. Люди с пароходов машут нам руками, кругом шумно, интересно. Чем ближе к берегу подплывешь, тем, кажется, больше воняет, хотя эта вонь идет в общем-то от самой воды, просто привыкнуть надо, и будет все ок. Лодка на час стоит 80 така – чуть больше одного доллара. Лодки с пассажирами снуют с одного берега на другой – это что-то вроде водных рикш – работа и заработок у них схожи с рикшами наземными. Проплавали минут двадцать, наверно, и причалили прямо к розовому дворцу наваба (мусульманского князя). Оказалось, что наш лодочник не может ходить – на его работе ему это не очень и требуется. Порадовало, что человек не пошел нищенствовать, выставляя свою немощность всем на обозрение, а нормально работает. Дали ему 50 таков, остался доволен.
Ближе к вечеру забастовка совсем закончилась, народ уже вовсю повылезал на улицы, стало заметно много машин, на перекрестках уже скапливаются пробки. Вот и мы уже сменили рикшу на такси. За сегодня посмотрели еще огромное здание местного парламента, которым в Бангладеш очень гордятся. Строили его 20 лет по проекту архитектора из США. Здание огромно, в стиле хай-тек. Первая мысль – зачем Бангладешу такой парламент.
Ужинаем сегодня с русской женщиной, Ольгой. Она работает в сети дьюти-фри в Дакке, иногда подрабатывает русско-говорящим гидом – не потому, что деньги нужны (муж – крупный бизнесмен), а так – с соотечественниками пообщаться. В середине 70-ых, двадцатилетней девушкой она приехала в Дакку, выйдя замуж в Москве за студента-бангладешца, и до сих пор живет здесь. Закончила университет в Дакке, выучила "бангла", родила двоих детей. На жизнь не жалуется, но попить пива с нами была очевидно рада.

10 января. Хартал кончился. Сегодня в 6 вечера мы улетаем обратно в Калькутту, нужно успеть хоть что-то посмотреть за пределами Дакки. Выезжаем рано, в 8 утра. Город кончается очень резко, сразу за домами начинаются рисовые поля, поля, деревеньки. Где-то через час приезжаем в деревню, которая стоит прямо на берегу Ганга. Идем по деревне. Мы – диковинные звери, иностранцев в красных штанах здесь давно не видели, а кто-то и вообще ни разу в жизни не видел. Все дети собираются смотреть на нас, а мы смотрим на них. Идем по базарчику, где продают овощи, рыбу – все собственного производства. В деревне удивительно чисто, все улочки (т.е. тропинки) – подметены, даже следы от веника видны, все дома – это хижины из соломенных матов на деревянной основе, кое-где – железные крыши. Заглядываю внутрь – тоже очень, очень чисто. Это удивляет. За пределами деревни, конечно, много помойки, но в пределах деревни – красота. Дети обступают нас, прыгают. Показываю одному из них на цифровом экране, как он получился на фото, ребенок что-то восторженно кричит, и начинается ажиотаж – каждый хочет попасть в кадр. Вася вьет из детей веревки – строит их полукругом, расставляет поживописней, встает позади всей этой компании, и я его снимаю. Картина - Ильич и дети. Мы также веселимся, как и вся эта ребятня. Выходим на берег и видим судно, на котором сейчас поплывем – двухпалубный корабль, над верхней палубой растянут тент, под ним – столик и кресла. Кораблик очень уютный, заходим по трапу на нос. Положено разуваться, вместо ботинок дают пластиковые тапочки. Все дети деревни гурьбой собрались на берегу, машут нам руками. Мы щелкаем фотоаппаратами, снимаю на камеру – все очень экзотично. Дети – в разноцветной национальной одежде, у взрослых в руках – то, чем они занимались до нашего прихода – кто-то стирал, кто-то горшки мыл в реке, кто-то кур ловил – так со всем этим и стоят, смотрят – провожают нас. Еще три часа мы плаваем по разным протокам Ганга. Он невероятно широк – другого берега не видно. Множество временных островов из аллювия тянутся вдоль берега, каких-то из них в прошлую зиму не было – вода была выше. Где-то мы видим, как образовывается новый остров – еще несколько недель, и здесь будет временная суша. Вдоль берега расставлены сети, плавают мальчишки на лодках – ловят рыбу. По берегам народ моет, стирает, моется сам, сушится огромное количество одежды повсюду. Выходим из протоки в «открытый Ганг» - практически море, ставим парус – он раскрашен в цвета национального флага – зеленый с красным кругом посередине, выключаем мотор и тихо идем с попутным ветром. По Гангу тянутся вереницей огромные сухогрузы – пустые идут снизу вверх, полные – спускаются из верховий к морю. На открытой воде поднимается нешуточный ветер, уши начинают простужаться. Нам сервируют стол на верхней палубе – типичная бенгальская кухня. Рыба, только что пойманная боцманом, рис, жареные овощные котлетки, вареная молодая картошка с чесноком, курица карри, какая-то жареная цветная капуста, свежие овощи. Движемся дальше вверх по течению. Впереди – деревня морских цыган. Кочевой народ, живут на плавучих домах-лодках, в низкую воду – стоят здесь или рядом на берегу, в сезон муссонов – уходят всей деревней в другие места. Они не ловят рыбу, живут торговлей – женщины продают украшения, сладости, иногда – выпрашивают деньги. Выходим на берег. Цыганских детей много, много больше, чем в предыдущей деревне. Их просто толпа, и туристов они видят, судя по всему, очень редко. Нас рвут на части – дергают, прыгают вокруг, лезут в кадр, смеются, кричат. Девочки, у которых на руках маленькие дети, пытаются этих детей пристроить ближе к фотоаппарату. Все как и в прошлой деревне, только масштабней – толпа гораздо больше, человек 60. Идем вдоль берега, снимаем дома-лодки, снимаем детей. Уплываем с трудом. Идем на лодке еще где-то час, сходим на берег у временного кирпичного заводика (кирпичи делают из наносов Ганга – песок с глиной, там же обжигают). Производство действует 6 месяцев в году. Во время муссона всю эту долину заливает водой на полгода. Когда вода спадает, песок опять начинают добывать, кирпичный завод снова работает.
И вот мы опять едем в аэропорт. Уже по дороге, на перекрестке, у уличного торговца купили Lonely Planet Bangladesh, репринтный, за 500 така (долларов 7). Почитаем потом, на что мы так и не посмотрели.
О – что-то новенькое. У двухэтажного современного офисного здания с надписью Nassa выбиты все стекла, во дворе стоят две обгорелые машины. Вчера проезжали – этого не было. Наш сопровождающий говорит, что погромили все сегодня (а сегодня уже не забастовка, рабочий день). Утверждает, что компания не платила рабочим зарплату, и они под шумок, под нездоровым влиянием политических деятелей оппозиции побили в офисах компании окна и сожгли парочку машин.
Улетаем. Biman Airlines не торопятся нас отправлять. Вася дорвался до пива из дьюти-фри, купил банок 5, будет квасить в самолете. В гостиницах пиво было дорогое – 5 долларов за баночку 0.33 Хайнекен, а в городе его купить не просто. Каждый гражданин, желающий купить алкоголь, должен предъявить продавцу справку от врача, где было бы указано, что алкоголь необходим человеку в медицинских целях. Все-таки – мусульманская страна. Ну, кто хотел, справкой, конечно, обзавелся. На иностранцев эти правила не распространяются, но в самом принципе, алкогольных лавок очень мало, надо знать, где они.
В зале ожидания в новостях смотрим события за сегодня. Вовсю показывают погромленное здание компании Nassa и где-то заснятый сюжет с демонстрантами, прорывающими полицейское оцепление. Говорят, был сегодня в Дакке митинг.

Да, Бангладеш хорошее место, определенно сюда можно ездить – просто отдыхать от суеты. Здесь не нужно таскаться по традиционным архитектурным достопримечательностям – их здесь просто нет, зато можно объезжать разные места - квартал за кварталом, город за городом – смотреть на людей, на себя, отсыпаться и кушать местную еду, бездельничать, фотографировать, читать местные газеты, просто смотреть, как еще люди на свете живут. Надо обязательно будет сюда вернуться, и проехать уж по всей стране, начиная с Сундербанов и заканчивая самыми южными границами.

О, кажется объявили нашу посадку, а вот и наш кукурузник. 35 минут испуга (говорят, у Biman самые старые самолеты в регионе), и мы в Калькутте. На Фоккерах я еще не летала, но все прошло очень гладко.

Автор – профессиональный путешественник, сотрудник туристической компании

Где. Куда. Что.   gde-kuda-chto.ru






  © 2007-17 Strany.net

strany.net

фото | туры | путеводители | книги | сувениры | картины | рассказы о путешествиях | контакты |